За искусство и жизнь.

Там все про какие-то скульптуры галдят (разбил-оскорбил), так разве то скульптура, тьфу… Вот скульптура! есть на что посмотреть и подумать:


Называется — Пасухин Сергей, Культурный срез, 2010. Можно увеличить.
Или вот:



Сергей Карев, След червя, сталь! сварка! 2,1x10 метров! 2009-2010.
Ну давай, подойди, разбей.
И чтоб два раза не вставать — две хорошие картины.


( Читать дальше )

Последний киносеанс (Фукуяма знал, но боялся сказать).


"… И Траут, сидя там, сочинил новый роман. Героем романа был земной астронавт, прилетевший на планету, где вся животная и растительная жизнь была убита от загрязнения атмосферы и остались только гуманоиды — человекообразные. Гуманоиды питались продуктами, добываемыми из нефти и каменного угля.

В честь астронавта — звали его Дон — жители планеты задали пир. Еда была ужасающая. Разговор шел главным образом о цензуре. Города задыхались от кинотеатров, где показывали исключительно непотребные фильмы. Гуманоидам хотелось бы прикрыть все эти кинотеатры, но так, чтобы не нарушать свободы слова.

Они спросили Дона, представляют ли порнофильмы такую же опасность на земле, и Дон сказал: «Конечно». Они поинтересовались, действительно ли на земле показывают очень похабные фильмы. Дон сказал:

— Хуже не придумаешь.

Это прозвучало как вызов. Гуманоиды были уверены, что их порнофильмы переплюнут любой земной фильм. И тут все расселись по пневмокебам и поплыли в порнокино на окраине.

Был перерыв, и Дон успел поразмышлять — что же можно придумать гаже, чем те фильмы, которые он видел на Земле? И он даже почувствовал некое возбуждение еще до того, как начался фильм. Женщины из публики тоже были распалены и взволнованы.

Наконец свет погас, и занавес раздвинулся. Сначала на экране ничего не было. Слышалось только чавканье и стоны через динамики. Потом появилось изображение. Это были первоклассные кадры — гуманоид мужеского пола, евший нечто вроде груши. Камера переходила с его губ и языка на зубы, блестевшие от слюны. Ел он эту грушу не торопясь. Когда последний кусок исчез в его слюнявой пасти, камера крупным планом остановилась на его кадыке. Его кадык непристойно прыгал. Он удовлетворенно рыгнул, и на экране показалась надпись на языке этой планеты:

КОНЕЦ.




( Читать дальше )

Шемякин Филонов Шагал.

Поганые времена это те, что позже назовут великими.

"… Сначала мне было досадно, что современники
не понимают моих стихов, даже те, которые хвалят.
Поглядел я, поглядел на своих современников,
да и махнул рукой. Ничего, поймут потомки..."



И снился мне кондовый сон России, / Что мы живем на острове одни.
Души иной не занесут стихии, / Однообразно пролетают дни.

Качнет потомок буйной головою, / Подымет очи – дерево растет!
Чтоб не мешало, выдернет с горою, / За море кинет – и опять уснет.


1969

( Читать дальше )

Фуфло сливают.


Дюшан пошёл. Уорхолу и прочим — приготовиться.

Картинка: Rocco Normanno, Юдифь и Олоферн, x/м, 2006

Былое и думки (генератор случайных фраз №).


«Увы, многие не замечают явную иронию в воскрешении натюрморта в наши дни. Натюрморт вырос из жанра Vanitas, возникшего в позднем средневековье и ставшего актуальным в раннем барокко – этот жанр изначально был ориентирован на воспроизводство символов и аллегорий, напоминающих о бренности жизни и мимолетности любых достижений и удовольствий. Впоследствии натюрморт, как мне кажется, станет не столько экраном для смыслов, сколько демонстрацией художественной техники (изобилие форм, оттенков, фактур), но некоторый намек на недолговечность материального в нем остается. Возврат к натюрморту и в последующие столетия всегда будет тесно связан с изменениями техники (например, обращение к нему в импрессионизме, кубизме и т.д.). Забавно, что именно современный любитель «заморачиваться» на счет еды ничего не желает знать о бренности бытия… На мой взгляд, фуд-порно – это не просто еще одно явление современности, это симптом.»



( Читать дальше )

Большая детская.


Не вспомнить ли снова о хорошем — два гениальных детских иллюстратора: Сутеев (недавно был день рождения) и Чижиков (выходит большая книжка).

Mike Davis.


Оказывается, намного легче учиться жалеть людей во времена массовых помешательств. Когда видно: как слабы абсолютно все перед этим. А выпячивающие челюсть и издающие воинственные крики — слабее всех.

( Читать дальше )

"...и смотришь с тоской, Как печально камин догорает" (романс)


Ещё о том же. Богатых лохов не жаль. Но есть один момент. Лопается не только рынок «contemporary art», пёс бы с ним. Лопается весь более столетия раздуваемый мыльный пузырь арт-рынка. А это не только нашлёпанные десятками тысяч поддельные Шагалы-Дали.


Прикарманенные Брейгель, Рембрандт, Петров-Водкин с их семи-восьмизначными ценниками также превратятся в неликвид. И поскольку всегда ценится то, что может исчезнуть, те кто все эти годы вкладывал сумасшедшие деньги обратятся к специалистам.



«Но я прихожу к выводу, что 90 процентов из того, что я наговорил и написал и вы наговорили и написали, можно просто вычеркивать. Потому что людям это уже недоступно.» (это ведь и об искусстве, не так ли)

Нижняя картинка: Егор Кошелев, Драгоценный подарок, 2014.

ГОГОЛЬ - III

Третья часть статьи Льва Пирогова, украденная с нехорошего сайта.


«Говорят, караван движется со скоростью самого медленного верблюда. Самого медленного, а не самого быстрого. К обществу это правило вполне применимо. В среднем по больнице оно скорее глупо и капризно, как последний дурак в нём, а не мудро и терпеливо, как первый умница. Общество — это своенравный подросток, очень уверенный в себе и своей правоте и совершенно нетерпимый к мнению взрослых. Взрослые ужасны. Хуже взрослых ничего нет. Беда в том, что Гоголь учил: надо делать зарядку, чистить зубы и слушаться папу с мамой. А Толстой — тот учил так:

— Знаете ли вы, что взрослые не всегда правы?
— Да-а-а! — стонет в восторге публика. — Мы догадывались! Это прямо вот наши мысли! Нет, вы только посмотрите, какой он умный!

Известно: кто для нас наши мысли разжёвывает и обратно в голову нам запихивает, тот для нас и главный мыслитель. А кто долдонит что-то своё, тот дурак. Была бы охота тужиться понимать, о чём он… Сами не дураки. Ты давай такого трибуна, чтоб себя как в зеркале я видел! И чтобы это зеркало непременно мне льстило.»



Картинка вверху: Дмитрий Шорин.
Внизу: Михаил Копьёв, Твой фюрер ждёт тебя.

Лучшая жизнь.

Бывают люди плохие (не "поубивал бы", а за которых церковь велит больше молиться), бывают люди хорошие (это понятно мы сами), а бывают люди нормальные — вот это большая ценность и когда такие находятся, нужно хватать и держать двумя руками. Сергей Круско, был в ЖЖ, был в ФБ, теперь вот блог. Всё как и раньше. О том, о сём, без воплей и проклятий, за жизнь. А вот не пропустите кино.


"… в этом фильме, как и в жизни, традиционная линия поведения, понимание в ответ на ошибку, человеческое, слабое, гибкое — как-то постепенно побеждает брутальную, сверхчеловеческую, злую действительность. Ну, не побеждает, конечно, но — выживает в ней. И сделано это самое важное на свете дело так просто и тонко, что ясно понимаешь: снять хороший фильм, хотя бы такой, какие в советском кино были, ну где-то, думаю, штук двадцать на сотню бессмысленной руды — это чудовищно сложная задача. Как тогда сумели добиться такого КПД, я честно не понимаю..."

Парк. Руина.


Постоянные подписчики знают, о чём речь, а незнающие могут прочесть историю Парка начиная с самой первой записи. На удивление, что-то ещё уцелело. Апостолы и легионеры.Сияющий изнутри кристалл «Органного зала». Изувеченные ангелы. Выжившие и ушедшие в лес к партизанам солдаты. Когда-то и весь Парк превратится в лес. Дожди слой за слоем смоют старую краску, открыв уродливые металлические кости каркаса и глину с отпечатками рук создателей. Гигантские фигуры сольются с зеленью и растворятся в солнечных лучах. Уйдут из памяти страх и злоба, боль и несбыточные мечты, и станет совсем хорошо.



( Читать дальше )

О том и об этом.


«Главный закон искусства в том, что никакое А не может быть изображено при помощи самого же А. А можно изобразить через Б, можно выразить его при помощи В, можно состряпать его из комбинации Г, Д и Е — но само А для изображения себя употреблено быть не может. Поясню на примере. Допустим, у вас в спектакле фигурирует убийца. Вы можете изобразить его как угодно, но только не пригласив настоящего убийцу на эту роль. Чтобы изобразить на сцене футбол, можно выдумать тысячу разных вещей, но нельзя провести настоящий футбольный матч. В сцене „вытянул дед репку“ употреблять на роль репки настоящую репку рекомендуется меньше всего; зритель будет чувствовать, что он обманут — и законно. А вот если репка будет хотя бы из крашеного картона, или в роли репки выступит ржавая авиабомба или (это лучше всего) красивая девушка — это будет уже настоящее искусство, а не обман.
Вроде очень простые соображения, но как трудно сделать из них даже самые очевидные выводы! Кто, например, легко согласится с тем, что в пейзажах изображена не природа? Кто помнит ежесекундно, что если на картине присутствует сковорода — то картина уж точно не про сковороду? Что если в картине есть голое тело — значит, она не про наготу? Что если в ней есть поцелуй — то она не про эротику? О люди, люди!.. Ну ладно ещё зрители, зрителям простительно; зрители и не должны помнить об этом. Но художники?...»


Василий Поленов, Московский Дворик, 1878.

«- Странная ты какая-то.
— Я деньги потеряла.
— А чего улыбаешься?
— Понимаешь, я их нашла потом…
— Так нашла или потеряла?
— Я сама не знаю. Их женщина подобрала с ребёнком, неполноценным. В коляске такой…
— Ну и что?
— Я подошла, а она ко мне, — вот, говорит, чудо-то Богородица послала нам! Дурочка. Гляжу, а бумажки-то мои — триста рублей пополам сложенные. Господи… не смогла я у неё забрать…
— Да может, не твои бумажки?
— Мои, мои…
— А чего плачешь-то?
— Не знаю!
— Ну ты даёшь, мать».



Нижняя картинка: Mona Caron. В самом верху: Jules Blin, «Art, Misery, Desperation & Madness», 1880.

Cильно.


Такое кино не снимали лет 25. Если не больше. Предполагалось, что не будут снимать никогда. Но вот случилось. Пока будет грузиться, можно послушать песенку. Для контраста, т.с.

( Читать дальше )

Поздравляем наших читателей.


0.0 человек поздравили нас позавчера с Днём печати. Тренд сменился, понимаем. А вот хороший сайт, пополнить бы. Ни у кого старых не осталось?

Сказочники.


А давайте ненадолго представим себя снова нормальными людьми. Великолепный фотоотчёт с выставки книжной графики (Владимира Конашевича, Эрика Булатова, Олега Васильева, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова) из частных коллекций и собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина.


Все фотографии по ссылке увеличиваются.

ничего если они испачканы или в крови


«Буржуа повторяет: «Революции ни к чему не приводят, всем становится только хуже». Это потому, что буржуа чувствует, что ему точно станет хуже.»
Лет 10 назад (или чуть больше) в бумажном антиглобалистском «НАШем» мы печатали этот текст левого публициста и писателя Алексея Цветкова. Какие удивительные превращения случились с тем наивным миром.
Выяснилось, что у сегодняшнего буржуа инстинкт самосохранения купирован настолько, что включается уже за краем пропасти, когда спасать вокруг нечего и поздно.
Выяснилось, что сегодняшние левые готовы наперегонки с фашнёй расхренячить планету, подмахивая проворовавшимся пузатым упырям со старых советских карикатур.
Выяснилось, что за любым лозунгом о Справедливости и Всём Хорошем™ маячит одно и то же лицо, тем кто видел как работают на базаре напёрсточники оно хорошо знакомо.
И совсем уже нет сомнений, чьи рога торчат из всего этого:


Прозрение это поезд который всегда приходит с опозданием. Лохмотья старых иллюзий перемешались с разорванными внутренностями попавших под обстрел прохожих и гнилыми объедками сытых нулевых, превративших нас в добровольно бегущих на бойню скотов. Каждое поколение умеет учиться только на своих ошибках, и История терпеливо тычет всё новых и новых идиотов носом в скучную правду: Справедливость безжалостна, слепа и ненасытна, но есть шанс уцелеть обратившись к Любви. Пока есть, да.
А вот, кстати, кино. Хорошее, посмотрите. Когда смотришь на себя со стороны — не так страшно и даже местами смешно.
Закрыть