З-26.

… ни с того ни с сего на залитой солнцем площади появился некто А. из Минска и вложил в руку только что вышедшую книжку НАШей Тани Замировской (http://vinah.livejournal.com/): твёрдая обложка, 319 страниц, 97 рассказов, две части «Правда» и «Неправда», УДК 821.161.1-31 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 З-26.

Барсук-хлопотун.

Как-то видели мы на дороге барсука: зверёк хлопотливо носил туда-сюда сухие веточки и комочки зелёного мха. Подивившись деловитой заботливости маленького существа, мы тихо ушли, чтобы не потревожить его. На следующий день мы вернулись на то же место и увидели, что барсук-хлопотун сложил на дороге слово ХОЛОДНО. Действительно, в лесу тогда было очень холодно: иней серебрился на бронзовой коре, жёсткие водяные кристаллики дрожали в стеклянной текучести воздуха.

Кошмар.

Дэвид Боуи: Оставайся тут.

Светлана Боуи: Нет, я не могу. Прости. Скоро уже автобус последний. Мне надо одеться, подвинься, ну.

Дэвид Боуи: Останься. Пожалуйста.

Светлана Боуи: Нет, мне пора идти. Я уже в семь утра за прилавком, как штык, должна стоять; если опоздаю — убьют.

Дэвид Боуи: Послушай, не надо морочить мне голову. Я позвоню им утром, скажу: она не сможет прийти, она заболела, я ее муж — с вами, в смысле, говорю, ее муж, а она сама в больнице лежит и говорить даже не может после операции.

Светлана Боуи: Погоди, какая больница?

Дэвид Боуи: Ну а что, десятая клиническая.

Светлана Боуи: (испуганно) Какая больница, ты о чем?

Дэвид Боуи: Ты лежишь в больнице.

Светлана Боуи: Какая, к чертовой матери, больница?

Дэвид Боуи: Десятая клиническая больница. Ты лежишь в больнице. Тебя вчера оперировали, тебе не надо на работу пока что. Да тебя, наверное, и уволили уже — ты же еще долго стоять не сможешь, а там надо стоять за прилавком, сама вот только что призналась, а раньше, черт, про какие-то офисы говорила, какие-то кабинеты, мягкие кресла, какая чушь, зачем надо было меня обманывать, я бы всё понял, а ты как всегда терпела до последнего, и зачем.

Светлана Боуи: Стоп. Стоп. Ты о чем? Я не понимаю. Дэвид. Объясни мне, что происходит.

Саша Боуи: Стоп. Стоп. Ты о чем? Какой Дэвид? Я не Дэвид. Я твой муж.

Светлана Боуи: Мой муж — Дэвид Боуи.

Саша Голицын: О господи.

Светлана Боуи: Что, нет?

Саша Голицын: Нет. (меланхолично и монотонно) Твой муж — Голицын. Го-ли-цын.

Светлана Голицына: То есть, я Светлана Голицына?

Саша Голицын: (уже почти в слезах) Какая, блять, Светлана. Катя. Ка-тя. Катя, Катерина. Екатерина. Е-ка-те-ри-на. Больной человек Екатерина лежит в больнице для больных людей и болеет болезнью, а мне, здоровому человеку Александру Голицыну, надо бороться со всеми демонами, к этому причастными, потому что больше некому бороться, потому что ты уже не борешься.

Катя Голицына: (в ужасе) Саша. Я даже не знаю, что сказать. Ты можешь мне паспорт принести, карту какую-нибудь больничную? Ну, что-нибудь такое, где написано там — фамилия, имя, прописка какая-то. Мне надо это осмыслить, я пока не знаю даже, что сказать. Не знаю даже.

Саша Голицын: Сейчас я в регистратуру спущусь, подожди (выходит, закрывает за собой дверь — одно время в коридоре слышны его удаляющиеся шаги, потом всё затихает).

Светлана Боуи: (облегченно вздыхает) Слава Богу, наконец-то закончился этот кошмар.

Совпадение, не иначе.

Марфа пришла в гости к Пингвиновым, села за стол, смотрит: у Пингвиновых тарелки такие же, как у нее, фарфоровые, с английскими замками.

— У меня дома такие же тарелки, — заметила Марфа, потому что почувствовала себя как-то странно, вспомнив, как Пингвиновы приходили к ней домой, ели из ее тарелок холодец и кричали: какой красивый замок, вот бы в нем жить! Хотя, может быть, это не они приходили?

Тогда Пингвинов-муж сказал: может быть, ты думаешь, что мы украли твои тарелки? Отличная мысль! На самом деле мы пошли в магазин “Астроном” и купили там набор суповый, и тут английские замки изображены, и что?

— У меня тоже дома тарелки с английскими замками, и очень странно, что вам понадобились именно тарелки с замками, учитывая, что тарелок всяких всюду очень много, — сказала Марфа и подумала, что она вообще непонятно зачем это говорит. Но ее уже понесло, Марфа по гороскопу Овен, ей при рождении специально дали тихое прикроватное имя, чтобы ее не несло, но ее все равно иногда заносило.

Тогда Пингвинов-жена ей сказала: и что, теперь ни у кого дома не должно быть таких тарелок? Да это даже не коллекционный фарфор, когда тираж ничтожный, тут куча семей из таких суп хлебает, и что? А теперь ей этот суп как отравленный, будто они эти тарелки у нее из дома унесли, а у нее что, разве пропадали тарелки?

— Нет, не пропадали тарелки, — сказала Марфа и совсем расстроилась. – Я сегодня мыла посуду, все тарелки на месте, все хорошо. Просто странно, смотрите: вот у этой вот супницы тоже отбита ручка, причем с этой же стороны, и что теперь делать? Это совпадение, не иначе, но мне страшно!

Пингвинов-муж заметил, что такая концентрация на мелочах, как правило, не красит людей.

Потом Марфа, уже напрочь утопая в тошнотворных водах ужаса, сказала, что шотландский замок на большой салатнице у нее немного бракованный, там нарисовано как будто НЛО, и давайте сейчас проверим, у вас то же самое или нет, и Пингвиновы полезли в сервант, достали салатницу, и там тоже брак, как будто НЛО нарисовано, но немного иначе нарисовано, другой немного корабль и иллюминаторов чуть-чуть больше.

— Я уже не буду это есть, спасибо большое, чорт подери, — мрачно сказала Пингвинов-жена и вылила суп в окно, а потом и супницу туда выбросила. А потом и салатницу. Тут уже и муж подключился: расколотили весь сервиз.

Марфа почувствовала себя неуютно, попрощалась и поехала домой, испытывая чувство вины и неясный страх сойти с ума. Открыла посудный шкаф – а там гора битой посуды.

Это был один и тот же сервиз, вот в чем дело.

Комментарии (4)

RSS свернуть / развернуть
+
0
За такие рассказики я и влюбился в НАШ!
avatar

DMB___2002

  • 31 августа 2010, 11:46
  • #
комментарий был удален

комментарий был удален

комментарий был удален


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть