Таня Замировская. Рассказы о Гитлере.

Готтфрид Хельнвайн
«Епифания. Три короля».

5.

Однажды, во время войны, девочка Валя сидела у окна и писала письмо Гитлеру.
Она до этого уже писала письма Сталину, чтобы прислал гречневой крупы, чтобы папа скорей вернулся с фронта, и чтобы брат Тиша выздоровел, но Сталин ничего не отвечал, а брат Тиша скоро после этого умер. Поэтому девочка Валя решила написать письмо Гитлеру. Мать работала на фабрике допоздна, и Валя почти не волновалась.
«Уважаемый Гитлер! — писала она. — Вышли нам, пожалуйста, гречневой крупы. Мама работает круглые сутки, а есть нам нечего. Печку топить тоже нечем, поэтому вышли нам щепы тоже. И если увидишь на фронте моего папу, то попроси его вернуться домой. Еще, если можно, пришли мне на Новый Год теплые валенки, потому что очень холодно на дворе».
Валя справедливо думала, что поскольку Гитлер всю эту кашу и заварил, то отвечать за издержки и неудобства должен именно он.
Так или иначе, через неделю под дверь Вале и ее маме кто-то подбросил мешок гречневой крупы. Щепу мать нашла на улице — очень много. Теплые валенки Валентина однажды обнаружила у себя под подушкой — нашарила рукой сквозь сон и понимающе улыбнулась. На кухонной полке вдруг неизвестно откуда взялась банка малинового варенья, а в карманах рваного пальтишка Валя иногда находила мягкие немецкие ириски с запахом ванили. Мама удивлялась, а Валентина помалкивала: она-то знала, в чем дело.
Прошло три года. Война закончилась. Отец Вали так и не вернулся с фронта — оказалось, что он погиб еще в самом начале войны, летом 41-го.
Мать вышла замуж второй раз, но много плакала на кухне — там по-прежнему иногда материализовывались банки малинового варенья, маму это расстраивало.
Потом внезапно, когда Валя уже была студенткой и училась в Москве, на адрес матери пришли все ее письма к Гитлеру (их было около десяти) — конверты не были вскрыты, на всех было написано: «Адресат выбыл». Мать вначале не поняла — взрезала конверты ножом, а потом этим же ножом вскрыла себе вены, когда прочитала письма.
После этого она два раза приснилась Вале.
«Ты знаешь, все эти продукты и варенье — это, оказывается, помогал нам твой отец, а вовсе не Гитлер. Ты ни в чем не виновата, это я не разобралась вначале и поплатилась за это», — сказала мама в первый раз.
Во второй раз она приснилась Вале в новогоднюю ночь.
«Гитлер знал о твоих письмах, — сказала она. — Но он ничего не хотел делать для тебя. Чтобы не испортить тебе жизнь. И он сдержал слово».
После этого Вале больше никогда ничего не снилось. Она не расстраивалась — поскольку она сама и заварила эту кашу, за издержки и неудобства должна отвечать именно она.

3.

Однажды Гитлера вывезли из Берлина — тайком — в Беларусь. Чтобы он увидел, какие танки производят в городе Борисове, оценил качество брони и перспективность танков в борьбе с Советской Армией. Гитлер всю дорогу ехал в закрытом купе и мрачно листал журналы. В Борисове он вышел на перрон и увидел туман: кругом туман, зданий не видно, где-то вдалеке мокрый звон железа в воздухе дрожит.

Из тумана вышли дети-коллаборационисты и вручили Гитлеру букет осенних цветов и символический ключ от города. Гитлер вошел в туман с ключом в руке. В этот момент он был очень трогателен, как будто это не Гитлер, а осколок тумана, или человек-тень из соседнего с вокзалом дома, или медленный уличный кот, волокнистый и тонкий как стекло. Гитлер вошел в туман и исчез. Вот чем кончилась эта затея с танками. То ли его нашли потом где-то под Оршей, то ли вместо него увезли двойника, то ли с самого начала возили по городам вместо Гитлера фарфоровую куклу — скорей всего, верно последнее, однако до сих пор не ясно, отчего фарфоровая кукла с ключом в руке вдруг вошла в туман — или воздух был отравлен, или кукла ожила, лишь на мгновение соприкоснувшись с прохладными осенними цветами, вьющимися вокруг детских запястий.

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
0
+1
avatar

TamaraGudimenko

  • 23 мая 2010, 17:34
  • #

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть