Наблюдение за наблюдающими. Репортажная фотография как фабрика равнодушия.

Этот снимок сделан 15 лет назад.

Kevin Carter (13 сентября 1960 года — 27 июля 1994 года) — фотокорреспондент из ЮАР. Стал известен после своей фотографии погибающей от голода девочки в Судане, к которой приближается стервятник. Что случилось с девочкой после этого, выжила она или нет, не знает никто, даже сам Кевин Картер, поскольку он покинул место съёмки сразу после фотографирования. За эту фотографию он получил Пулитцеровскую премию. Через два месяца после получения премии Кевин Картер покончил жизнь самоубийством.
Престижные конкурсы репортажной фотографии давно превратились в конвейеры чужой боли и утверждение позиции личного невмешательства. Отстранённый взгляд на происходящее обычно оправдывается необходимостью «привлекать внимание общественности» — гуманитарных фондов (парализующих экономику и развращающих население бедствующих районов регулярными, но жалкими подачками), богатых жертвователей (богатства которых часто происходят из ограбления тех же территорий), широкого зрителя (стремительно привыкающего к зрелищам смерти, насилия и нищеты). Щекочущие нервы фотографии приносят их авторам международные премии и увеличивают тиражи глянцевых журналов. Уменьшается ли число облитых фосфором детей, сгорающих на глазах у родителей от того, что их снимают в упор в бессчётный раз?
Или фотография просто уравнивает их смерть со зрелищем обосравшейся собачки президента и отвалившегося носа певца?

Посмотрим на типичные работы других лауреатов, без фамилий и комментариев, просто представим себя в тот же момент в том же месте:






А вот призёры World Press Photo-2009:





Как сказал однажды в интервью один не-фотограф: Вот он запечатлел мальчика, который взрывается на бомбе, или мать, на чьих глазах убивают ее ребенка. Я вижу только быков с офигенной аппаратурой, которые лезут повсюду. Когда люди умирают, они их фотографируют, а потом на этом неплохо зарабатывают.

7 октября 2009 г. Sao Jose do Rio Preto, Бразилия.
Молодой человек, пытающийся в одиночку спасти девушку из потока воды во время наводнения, просит помощи «с берега». Его снимают.
Sidnei Costa / Agencia Bom Dia / EPA

Комментарии (35)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Я не уверен, но мне кажется, или «пытающийся», или «попытавшийся», «попытающийся» как-то режет слух.
Фотографии шокировали, вспомнилась работа Бэнкси на ту же тематику.
avatar

Stver

  • 12 ноября 2009, 00:40
  • #
+
0
Да, спасибо, исправил.
А какая именно работа Бэнкси?
avatar

NASH

  • 12 ноября 2009, 01:20
  • #
+
+1
Там фотографы не пускают медиков к раненому ребенку. Вот — ru.trinixy.ru/pics2/20070419/banksy_55.jpg (еле нашел, и то на левом сайте).

Кстати, в еще одной из его работ использована кричащая девочка (кажется) из приведенной Вами подборки — www.banksy.co.uk/indoors/napalm.html — но это уже все в кучу.
avatar

Stver

  • 12 ноября 2009, 02:37
  • #
+
0
кстати да, кстати да. запечатлеть бы самих фотографов-документалистов во время работы.
avatar

sheshuriak

  • 12 ноября 2009, 03:34
  • #
+
0
avatar

DMB___2002

  • 13 ноября 2009, 13:50
  • #
комментарий был удален

+
0
Ну так к этому снимку и вопросов нет.

А «работа такая» — это что-то не совсем понятное.
У любой работы есть чёткая цель и набор средств для её достижения. И то и другое несложно оценить с моральной точки зрения. Вопрос в том, должен ли человек оставаться человеком всегда, или фотографу, художнику «всё дозволено».
avatar

NASH

  • 14 ноября 2009, 04:11
  • #
+
0
Отличная работа.
avatar

NASH

  • 12 ноября 2009, 05:00
  • #
+
0
КОМ В ГОРЛЕ.
avatar

DMB___2002

  • 12 ноября 2009, 02:32
  • #
+
0
пост — взбодряющая порция НЕНАВИСТИ.
avatar

sheshuriak

  • 12 ноября 2009, 03:34
  • #
комментарий был удален

комментарий был удален

+
0
Профессия фотографа-репортера должна быть.
За такими снимками стоят не только премии-деньги. Ведь общество должно видеть, что на самом деле происходит. Однако никто не исключает того, что фотограф — человек. Он должен самостоятельно решать, снимать в данный момент или помогать. Бывают всякие ситуации.
avatar

mavr

  • 15 ноября 2009, 00:13
  • #
+
0
Да речь и не о профессии. Все профессии нужны.
Речь о людях, под видом помощи приносящих вред.

Человек вообще-то склонен ко всему привыкать. Показывать ему каждый день хорошее — будет хорошее считать нормой. Показывать разорванных на куски детей и людей, оставленных без помощи — привыкнет к злу, как к повседневной данности, как к зрелищу. Встретит в реальной жизни — и не руку протянет, а полезет за мобильником, сфотографирует и друзьям пошлёт. Собственно, так оно уже и происходит.
avatar

NASH

  • 15 ноября 2009, 03:38
  • #
+
+1
Согласен. Надо всегда себя (это я именно про себя) контролировать, чтобы уродом не оказаться.
avatar

mavr

  • 15 ноября 2009, 06:40
  • #
+
0
«не руку протянет, а полезет за мобильником, сфотографирует и друзьям пошлёт»
есть и такое. Но фотографы показывают и обратный пример, тот же Walter Astrada, снимок которого «Насилие после выборов в Кении» присутствует в этом посте — участвует в программе Photographers giving back. Есть и другие примеры, не надо всех фотографов под одну гребенку. А сколько их гибнет в горячих точках — тот же Робер Капа… Многие верят что их труд поможет сделать мир гуманнее, и рискуют ради этого жизнью.
avatar

smg

  • 1 марта 2010, 00:29
  • #
+
0
Все фотографы — люди, и все люди — разные, Вы абсолютно правы. Хорошо, конечно, когда кто-то в свою миссию искренне верит (хотя можно, скажем, детское порно снимать и верить, что «помогаешь людям избавиться от комплексов», ведь есть же такое мнение).

Здесь как раз и речь о позиции холодного наблюдателя, оправдываемой тем, что мир якобы «станет гуманнее», если кто-то за тысячи километров от места трагедии поужасается, листая в уютном кресле глянцевый журнал.

Да вот беда: мир-то, кажется, «гуманнее» не становится, скорее наоборот — неужели они этого не замечают?
avatar

NASH

  • 1 марта 2010, 01:13
  • #
+
0
Вы всё правильно говорите, но я бы не высказывал это столь однозначно и безапелляционно, хотя бы потому что лично я не присутствовал в этом месте в это время и поэтому могу лишь предполагать, мог ли фотограф как-то повлиять на ситуацию, но вместо этого предпочёл «неплохо зарабатывать», оставаясь в «позиции холодного наблюдателя».

Мне однажды посчастливилось слышать комментарии фотомастера на тему морали в репортажной фотографии, одним из примеров был снимок 1963 года, автор Malcolm Browne, на котором запечатлено публичное самосожжение буддийского монаха в знак протеста притеснениям буддистов. Так вот, мастер сказал что в этой ситуации сложно однозначно сказать — что же было делать фотографу — бежать и тушить пламя? Возможно, сам монах был бы против. В общем, было высказано мнение что решение не всегда очевидно.

К чему всё это говорится? Я полностью согласен с Вами, что мир не становится гуманнее, и непонятно что с этим делать. Но в Вашем посте освещена лишь одна сторона медали, а на самом деле всё не так просто. Кто виноват что люди постоянно видят жестокость и насилие? Фотографы? Да, отчасти. Но не забывайте также про жестокие фильмы, которые транслируются по телевизору в то время, когда дети ещё не спят. Про реалити-шоу, где демонстрируются отрицательные эмоции и низменные стороны человека (иначе пресытившийся зритель не заинтересуется). Про хроники преступлений и происшествий. А Вы обратили внимание какие нынче мультфильмы? (поищите в Интернете запись телепередачи «Влияние мультфильмов на сознание детей»)

Вопрос про фотографов не нов, такую же точку зрения высказывали неоднократно. К примеру, поищите ролик Susan Jacobson, называется «One Hundredth of a Second» — один из победителей The Manhattan Short Film Festival в 2007 году.
avatar

smg

  • 1 марта 2010, 15:16
  • #
+
0
www.nashizdat.com/blog/photo/580.html

Беда ведь в том, что остановиться не могут. Фотография 1963 года была поступком. Все последующие «горящие монахи» — товаром, на который есть спрос.
С остальным могу только согласиться.
avatar

NASH

  • 1 марта 2010, 15:24
  • #
+
0
Сьюзен Зонтаг высказывалась на эту тему:
www.photographer.ru/cult/theory/4492.htm

+
www.photographer.ru/cult/theory/3328.htm
avatar

morning_kaptain

+
0
avatar

NASH

+
0
Константин Симонов, «Разные дни войны».

«Готовя дневник к печати, я давал его читать нескольким моим товарищам по фронтовым поездкам.

— А ты помнишь, — прочитав дневник, вдруг сказал мне Яков Николаевич Халип, — у переправы через Днепр того старика? Почему ты о нем не написал?

— Какого старика?

— Ну, того, которого я хотел тогда снять, а ты мне не дал. А потом я все-таки снял его через окно машины. Того старика, который тащил телегу, впрягшись в нее вместо лошади, а на телеге у него сидели дети? Ты вообще почти ничего не написал о том, как было там, под Днепропетровском и у переправ через Днепр. Помнишь, я стал снимать беженцев, а ты вырвал аппарат и затолкал меня в машину? И орал на меня, что разве можно снимать такое горе?

Я не помнил этого. Но когда Халип заговорил, вспомнил, как все было, а было именно так, как он говорил. Вспомнил и подумал, что тогда мы были оба по-своему правы. Фотокорреспондент мог запечатлеть это горе, только сняв его, и он был прав. А я не мог видеть, как стоит на обочине дороги вылезший из военной машины военный человек и снимает этот страшный, исход беженцев, снимает старика, волокущего на себе телегу с детьми. Мне показалось стыдным, безнравственным, невозможным снимать все это, я бы не смог объяснить тогда этим шедшим мимо нас людям, зачем мы снимаем их страшное горе. И я тоже по-своему был прав.

А все это вместе взятое — еще один пример того, как сдвигаются во времени понятия.

Сейчас, через много лет, глядя старую кинохронику и выставки военных фотографий того времени, как часто мы, и я в том числе, злимся на наших товарищей — фотокорреспондентов и фронтовых кинооператоров за то, что они почти не снимали тогда, в тот год, страшный быт войны, картины отступлений, убитых бомбами женщин и детей, лежавших на дорогах, эвакуацию, беженцев… Словом, почти не снимали всего того, что под Днепропетровском и Запорожьем я сам мешал снять Халипу.

Да, поистине очень осторожно следует сейчас, задним числом, подходить к оценке своих тогдашних мыслей и поступков, не упрощая того сложного переплета чувств, который был у нас в душе».
avatar

drinkings

  • 20 декабря 2009, 06:45
  • #
+
0
Замечательный пример, спасибо.
avatar

NASH

  • 20 декабря 2009, 08:49
  • #
+
0
Симонову именно «дороги Смоленщины» 41-го дали ощущение единства с народом, способность чувствовать его боль, как свою собственную — о чем он, сам себе удивляясь, четырежды(!) оговариваясь, и будто извиняясь, признается:

Ты знаешь (1), мне кажется (2), все-таки (3) Родина — Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты (4), а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Потому-то и орет он на оператора, потому-то и колбасит его — оттого, что он уже не видит разницы между съемкой чужого деда, запрягшегося в телегу, и съемкой, скажем, собственной матери во время инсульта (под тем соусом, что, мол, «для истории семьи»). И то, и другое для него кощунственно.

А для оператора Кевина Картера, снимающего умирающую девочку и не протянувшего ей куска хлеба — это абсолютно чужая, марсианская жизнь. Не от его мира, не от его плоти. И повесился-то он, скорей всего, не от мук совести, а оттого, что наркотиков пережрал в погоне за кайфом.
avatar

drinkings

  • 20 декабря 2009, 17:17
  • #
комментарий был удален

+
0
Шакал.

avatar

admin

  • 2 сентября 2010, 10:12
  • #
+
0
насчет Картера, нехватает пункта о том, что несмотря на премию, эта фотография вызвала споры и осуждения в его сторону, что он остался безучастным и не помог и вроде как фигурировали факты, что минут через 10ть девочка все же поднялась и пошла по своим делам дальше и вроде как я думал, что застрелился он годом позже.

последнее фото меня шокирует больше всего почему то
avatar

Graut

  • 23 февраля 2011, 22:33
  • #
+
0
«вроде как фигурировали факты, что минут через 10ть девочка все же поднялась и пошла по своим делам дальше»
______________________________

Да, пошла в ближайший супермаркет за «сникерсом». Жаль, что не каждый снимок так подпишешь.
avatar

NASH

  • 23 февраля 2011, 23:09
  • #
+
0
:)))) жаль без сомнения, даже больше жаль, что не за сникерсом
avatar

Graut

  • 23 февраля 2011, 23:18
  • #
+
0
Эту тенденцию сформировали у истоков всего два типА — Тони Ваккаро и Роберт Капа. Благодаря их фронтовым фото трупов крупным планом мы имеем сегодня эту школу -то, что выставляется на ИнтерПрессФото и т. д.Из фото это быстро перекочевало в мировоззрение людей и отношение их к окружающему. Теперь благодать — возле любой разбитой машины с трупапи всегда есть такой Ваккаро/Каппа, крупно снимающий бессмысленное лицо трупа без черепной коробки на айфон — подарок мамы на двадцатилетие. Пока не приехали менты. Знали ли эти два фронтовых фотографа, какой размах приобретет их увлеченная некрофилия через 60 лет? И -без всяких гонораров от журнала ЛАЙФ!
avatar

Polonskyw

  • 30 июня 2011, 20:02
  • #
+
0
Капы видел не много, ну да, знаменитая «смерть анархиста», а Ваккару даже не смог вспомнить, спасибо за информацию.
avatar

NASH

  • 30 июня 2011, 22:23
  • #
+
0
Оба были во вторую мировую фронтовыми фотожурналистами. Подробно про них в третьей серии трехсерийного фильма канала HISTORY «Гении фотографии», он вроде уже тут упоминался в каментах. Фильм достаточно обзорный, но интересный. могу записать, сегодня как раз смотрел.
avatar

Polonskyw

  • 30 июня 2011, 22:49
  • #
комментарий был удален

+
0
Подумалось — судьбы всех этих фронтовых репортеров, фотографов оперативной хроники, стрингеров, во многом сходны и напоминают каждая в чем-то незамысловатый рассказ «Хашимм, брат Мовсара» о таком вот «фронтовом репортере» — безликом и общем одновременно simon-chorni.livejournal.com/4955.html#cutid1
avatar

Polonskyw

  • 1 июля 2011, 18:46
  • #
+
0
Хороший рассказик.
avatar

NASH


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Закрыть